МЕНЮ
Иппотерапия, лошадь

Иппотерапия в России: работает, но официально не существует

Данный метод реабилитации интересен мне давно, но доступной и понятной информации было мало. Поэтому, когда появилась возможность поговорить об иппотерации непосредственно со специалистами, я за нее ухватилась.

Ренат и Ирина Давлидгильдеевы, владельцы конного клуба «Дом белой лошади», познакомились с иппотерапией восемь лет назад. И были поражены возможностями этого метода реабилитации детей с инвалидностью.

«Началось все с мальчика Егора, — рассказывает Ренат. – Его мама Лилия приехала, попросила лошадь. И когда стала доставать из машины четырехлетнего мальчика-колясочника, я сказал, что она ненормальная».

«Она стала упрашивать, умолять, говорила, что сама будет заниматься с ребенком. Отказать было невозможно, — вспоминает Ирина. – Их семья только приехала из Германии, где иппотерапия развита. Через несколько занятий мы увидели, что мальчик стал лучше держать спину, самостоятельно вылезать из машины. Тогда подключились к этому процессу и углубились в его изучение».

История Егора

Конечно, иппотерапия была не единственным способом реабилитации мальчика, но на лошадях они занимались ежедневно. В одном сюжете для местного телеканала Егор сказал, что мечтает пойти своими ножками.

В 2014 году мальчик с мамой в очередной раз приехали на конюшню. Егор сам вышел из машины и побежал к тем, кто не побоялся отказать ему в помощи в начале пути. Год спустя в Ростове-на-Дону состоялась конференция по инклюзивному образованию под названием «Кто, если не мы?», куда пригласили и мальчика.

К публике Егор вышел своими ногами, рассказал об иппотерапии красочнее, чем специалисты, заставил ученый народ сначала рыдать, а потом смеяться, завершив свое выступление песней про черного кота.

Проблемы, которые решает лошадь

«Были курсы повышения квалификации в Санкт-Петербургском  аграрном университете, — вспоминает Ренат. – Наш учитель, Юлия Слепченко, до сих пор с нами на связи в любое время суток. Мы всегда можем обратиться к ним за помощью. И регулярно делаем это, например, если нужно уточнить, можно ли ребенку заниматься иппотерапией с тем или иным диагнозом».

Иппотерапия подходит для детей с детским церебральным параличом, аутизмом, некоторыми формами синдрома Дауна. Приходилось справляться и с рассеянным склерозом, и с сахарным диабетом, и эпилепсией.

«Но никогда нельзя сказать наверняка, поможет ли иппотерапия в каждом конкретном случае, — говорит Ирина. – Бывает, мы смотрим на человека и понимаем, ничего не выйдет. А он со второго занятия показывает ошеломительные результаты. А бывает и наоборот: думаем, поможем, но ничего существенно не меняется».

«Следует отметить, что мышечный корсет укрепляется у всех наездников, — добавляет Ренат. – Это не всегда видно невооруженным глазом, но факт. Плюс, мы не раз видели, как у людей на место становился искривленный таз. Или, например, дети, которые молчали, начинали говорить. Мы даже вначале вбивали в столб гвоздики на каждого ребенка с ЗПР, который заговорил на конюшне. Потом перестали, потому что потеряли счет».

иппотерапия с девочкой

Как работает иппотерапия?

Основа иппотерапии очень проста – правильная посадка ребенка на лошадь без седла. Дальше работает животное, а специалисты страхуют и отслеживают осанку. Терапевтический эффект оказывает температура тела лошади, которая на полтора-два градуса выше, чем у человека; ее движения, которые сходны с ходьбой homo sapiens. Чтобы удержать равновесие на движущемся большом животном, людям приходится невольно включать в работу до 70% всех мышц.

«Возьмем, к примеру, ребенка с ДЦП. Часто у него атрофированы мышцы, которые не получают достаточной иннервации в связи с блоками, зажимами в позвоночнике. Таким детям рекомендуют искусственно производить движения. Но ни один тренажер еще не заменил лошадь. Заставляя работать слабые мышцы, мы посылаем обратный импульс, который и приводит к прогрессу».

Когда человек садится на лошадь, центр тяжести меняется, переходя в грудной отдел в связи с сокращение роста. Люди, не имеющие опыта верховой езды, даже не замечают, что их нервная система начинает иначе работать: баланс, координация, равновесие на лошади, которая выдает импульсы вперед-назад, вправо-влево, вверх-вниз. Это передается через седалищные отростки на весь опорно-двигательный аппарат, укрепляя его.

В России иппотерапии нет

«На самом деле, то, чем мы занимаемся, нельзя называть иппотерапией, — говорит Ирина. – Скорее, терапевтической или оздоровительной ездой, хотя данное понятие слишком широкое. В России на сегодняшний день нет ни одной центра, который бы занимался иппотерапией на должном уровне».

Данный метод реабилитации требует определенных условий, которые не может обеспечить государство. Если не углубляться в бюрократические формальности, то для занятий иппотерапией нужны плац, крытый манеж, чтобы не останавливать работу, электроподъемник, врач и минимум четыре человека на каждый сеанс, которые будут обеспечивать безопасность ребенка со знанием дела.

Вопрос о том, чтобы заняться развитием иппотерапии в России стоит уже давно, но никак не решается.

«К нам в гости однажды приезжал депутат Юрий Кобзев. Мы пригласили родителей. Мальчик Женя с синдромом Дауна, чью речь раньше трудно было понять, первым подошел к Юрию Викторовичу, взял его за руку и сказал: «Пойдем, я тебе все здесь покажу». Наш гость оторопел, и еще больше удивился, когда Женя прочитал ему стихотворение».

После этого собрали круглый стол, решили провести исследование под наблюдением неврологов. В «Доме белой лошади» занимались с десятью детьми, затем их осматривали врачи. И в семи случаях результаты были удивительными, во всех — однозначно положительными.

«Мы все еще продолжаем работать над внедрением иппотерации как метода реабилитации детей с инвалидностью. Это длительный процесс, — подводит итоги Ренат. – Не хватает специалистов, таких, которые не навредят. Потому что стоит причинить вред хоть одному человеку, хоть где-то, иппотерапия навсегда будет закрыта и для остальных как возможность лучшей жизни».

Если хотите регулярно получать наши статьи — присоединяйтесь к сообществам в социальных сетях ВКонтакте и Facebook

я журналист, переводчик, сертифицированный инструктор йоги. Но, пожалуй, в большей степени — мама двух горячо любимых детей. Проект «Неидеальные родители» — это моя попытка найти ответы на свои материнские вопросы. В силу профессий, имею возможность общаться со специалистами, мастерами своего дела. Результаты нашего сотрудничества — на страницах этого сайта. Надеюсь, мы отвечаем и на Ваши вопросы…

Поделиться с друзьями:
Метки: , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *