МЕНЮ
Тимур и Дима

«Нам нужен ребенок, а ему — семья»: история о приемном родительстве

Оксана Рыбалко и ее супруг Улугбек хотели много детей. Сейчас они воспитывают троих — одного кровного и двух некровных. И не исключают, что пойдут за четвертым. Вот, как началась их история…

Желания не всегда совпадают с возможностями, поэтому спустя пять лет совместной бездетной жизни мы решились взять малыша из детского дома. Только созрели, как я забеременела. Вынашивание сына далось мне очень тяжело: все время мучил токсикоз, была угроза выкидыша, семь месяцев из девяти я лежала на сохранении.

Тимур рос неспокойным мальчиком, поэтому идею брать еще одного ребенка пришлось отложить, но от мечты о большой семье мы не отказывались. И когда старшему пошел третий год, стали собирать документы.

Выяснилось, это не занимает столько сил и времени, как многие думают. Пожалуй, дольше всего мы ждали своей очереди пройти обучение в школе приемных родителей.

Близким не говорили до победного: они долго не приветствовали, осуждали, боялись, вдруг гены какие-то нехорошие. Но сейчас уже приняли и даже гордятся нами. Хотя чем гордиться, не понимаю. Это наш образ жизни, ничего больше. По-другому, мы просто не умеем.

Знакомство с Димой

В самом начале мы совершили ошибку — влезли в федеральный банк данных о детях-сиротах и оставшихся без попечения родителей. Влюбились в одного мальчика, оказалось, что у него есть брат, поэтому мы сделали заключение на двоих детей. А потом выяснилось, что их трое, мальчиков, и мы взять их не сможем именно по этой причине. Что ж, переболели. Кстати, мальчики быстро из базы пропали, видно, их забрали.

Тогда поехали делать выбор по месту жительства — в Симферополь (семья живет в Крыму — прим.). Мы не имели особых требований к ребенку, лишь одно условие — чтобы он по возрасту был близок старшему сыну. Нам предложили четверых мальчиков, три с фотографиями, один — без.

Это когда дома сидишь и смотришь базу, все легко, а там… Дети же не игрушки, чтобы перебирать вариантами. Мы решили брать ребенка без фотографии, и в первый же день поехали с ним знакомиться.

Диму принесли на руках, заспанного (они только проснулись) и перепуганного, посадили на колени к «папе». Они молча смотрели друг на друга. Тогда у нас ничего не ёкнуло. Просто нам нужен был ребенок, а ему — семья.

Оксана Рыбалко

Эмоциональный сын

Главврач нам в самом начале сказала, что Дима — мальчик эмоциональный. Но после непростого старшего нам было ничего не страшно. Правда, я тогда не слишком понимала, о чем говорила доктор.

Дима — отказник с рождения, у него было несколько не слишком «страшных» диагнозов, но присутствовала сильнейшая депривация. Сейчас он имеет статус ребенка с ОВЗ (ограниченными возможностями здоровья), которые выражаются в задержке речевого или психического развития. Он очень любит заниматься и постепенно догоняет своих сверстников.

Забрали мы сына только через два месяца в связи с подготовкой разных документов. Я приезжала к нему очень часто. И вот тогда поняла, что он задаст мне жару: настроение у Димы менялось по 20 раз за час. Сейчас он мирно играет и доволен, через минуту орет. Но отказываться мы и не думали: с любым ребенком так, никогда не знаешь, как он поведет себя дома.

По дороге из детского дома Дима вел себя очень тихо. И два-три дня после был заторможенным и напуганным. Ну, а потом понеслось.

О насыщении

Когда мы забрали мальчика, он только научился ходить, умел есть (но совершенно не умел жевать) и собирать игрушки. Вот и все. Говорить лепетом начал дома. Очень любил слушать, как льется вода в ванной, мог сидеть часами и лепетать под эти звуки, его это успокаивало.

Дима боялся всего на свете. Чуть что — начинал кричать и раскачиваться. Первое время очень сильными были голод и жажда. Я даже купила семилитровую кастрюлю, чтобы варить ему компот, который сын выпивал за два дня сам.

Есть хотел постоянно, и если я просила подождать, начинал истошно орать. Правда, отъелся дней за восемь. Был несказанно удивлен, когда после очередного приема пищи я предложила ему добавки. Только тогда он понял, что будет сыт, и стал нормально питаться.

Дима эмоциональный и по сей день, ему скоро исполнится пять лет. А еще очень ревнивый. Хотя у него, как отказника с рождения, не было особенной привязанности, ревность присутствует сильная. Стоит мне обнять старшего или младшую, как тут же бежит средний — внимание должно быть только ему. Видимо, любовью еще не насытился, как едой. Но все сглаживается со временем.

Дима впервые смог заплакать через пять месяцев после жизни дома, а улыбаться начал только через год.

Старший малыш с младшим

Знакомство с Кнопкой

Заключение мы делали на двоих детей, поэтому, когда дома все более-менее устаканилось, решили ехать за третьим мальчиком. Но нам позвонили из опеки и сказали, что есть восьмимесячная девочка, которая в данный момент находится в больнице, но ее уже нужно переводить в детский дом.

Последнее и стало стимулом для того, чтобы забрать ее. У Кнопки нет статуса — исчезнувшая мать официально не лишена родительских прав. Поэтому ее никто не решался брать. А мы поехали.

Девочка была отстраненная, в глаза не смотрела, переворачиваться в свои восемь месяцев не умела, звуков почти не издавала. Забрали мы ее быстро. Когда привезла домой, поразилась, до чего же она тихая, спокойная, как бревнышко.

Подарок для родителей

У девочки были сильно зажаты ручки, мы каждый день делали гимнастику, в год Кнопка впервые перевернулась, в полтора — поползла. Мы уже смирились с тем, что она по развитию не сможет догнать сверстников. Однако малышка преподнесла нам сюрприз — в 1 год и 8 месяцев пошла, начала говорить первые слова, а в 2 года и 3 месяца – почти догнала сверстников по развитию.

Кнопка быстро раскрылась, растет жизнерадостной девочкой без каких-либо поведенческих проблем. Уже даже переживает кризис трех лет.

Конечно, я боюсь, что когда-нибудь придет мать и заберет ее. Но не за себя боюсь, а за Кнопку: она ведь только-только поняла, что любима, и раскрылась. Со старшим по возрасту ребенком еще как-то можно выстроить условные отношения «тети и племянника», но когда воспитываешь такую малышку, речь идет о неподдельной привязанности.

Например, ночью, если она просыпается, а меня нет рядом, Кнопка идет меня искать. Засыпает, только держа меня за руку.

Все эти чувства приходят не сразу. Каждый раз мы брали ребенка ради ребенка. Ведь есть любовь с первого взгляда, а есть чувство, которое зарождается постепенно. Это наш случай. И не исключено, что мы пойдем за четвертым.

Фото из личного архива Оксаны. На первом фото: Тимур и Дима

Если хотите регулярно получать наши статьи — присоединяйтесь к сообществам в социальных сетях ВКонтакте и Facebook

я журналист, переводчик, сертифицированный инструктор йоги. Но, пожалуй, в большей степени — мама двух горячо любимых детей. Проект «Неидеальные родители» — это моя попытка найти ответы на свои материнские вопросы. В силу профессий, имею возможность общаться со специалистами, мастерами своего дела. Результаты нашего сотрудничества — на страницах этого сайта. Надеюсь, мы отвечаем и на Ваши вопросы…

Поделиться с друзьями:
Метки: , , , ,

Комментарии

  1. Очень трогательная история!восхищаюсь такими людьми!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *