МЕНЮ
Объявление о пропаже ребенка. Лиза Алерт

«Внимание, пропал ребенок!»: будни координатора отряда «Лиза Алерт»

Екатерина Гогина пошла в добровольцы поисково-спасательного отряда три года назад. За это недолгое время она видела многое, исколесила полстраны, искала детей, стариков, мужчин и женщин, стала координатором. Что-то потеряла, что-то приобрела и ни о чем не жалеет…

О первом выезде

В июне 2014 года я узнала, что есть такой поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт» и решила, что могу там пригодиться. Мне всегда нравилось кому-то помогать, быть нужной.

Помню свой первый выезд: это была девушка с психическим заболеванием, она ушла из дома. Я приехала к координатору на проспект Мира, получила листовки и пошла их расклеивать на железнодорожных станциях Каширского направления.

Сейчас приходится выезжать по нескольку раз в неделю. Есть форум, на котором размещается информация об актуальных поисках пропавших. И человек сам решает, может он присутствовать или нет. Факторов много — кто потерялся, когда, в каких условиях, какой это день недели. Если понедельник, то гораздо меньше людей-добровольцев может сорваться, потому что началась рабочая неделя. Если четверг, пятница, то отпрашиваются с работы. Безусловно, на поиски детей выезжает больше народу, потому что это дети. Я откажусь только ради дня рождения моих дочери и сына, мужа и мамы.

О ценности времени

Мы нашли в интернете информацию, что в Ярославской области пропал ребенок, связались с местной полицией и местным ПСО (поисково-спасательным отрядом). Выяснили, что за три дня вообще ничего не сделали. Решили лететь, тогда собралось порядка 50 человек.

Пропавший мальчик был аутистом, уехал кататься на велосипеде, и мама, наблюдавшая за ним, не успела вовремя крикнуть, чтобы он разворачивался, — ребенок поехал дальше. Догнать его женщина не смогла.

В полицию родители обратились в тот же день. Ведь если заявка поступает быстро, шансы найти человека, безусловно, увеличиваются. Я не знаю, что делала полиция до того момента, как мы прилетели. Нас встретил только один сотрудник. Остальные приехали за 20 минут до обнаружения — мальчик, заблудившись и замерзнув, погиб.

В данном случае время было безнадежно упущено. И так нередко бывает: может пройти не просто несколько дней, а несколько недель или даже месяцев, прежде чем близкие обратятся за помощью. Особенно, если пропадает взрослый человек; о пропаже детей сообщают очень быстро.

Екатерина Гогина
Из личного архива

О поддержке и непонимании

Я бесконечно благодарна своему мужу. При том, что он абсолютно не хочет в отряд, всегда могу прийти к нему и сказать: «Я улетаю во Владивосток, потому что там ребенок». Он однажды пошутил: «Я делаю самый неоценимый вклад в отряд «Лиза Алерт» — сижу с твоими детьми».

Пятнадцатилетняя дочь всегда интересуется исходами поисков, очень поражается убежавшим из дома детям. В отряд, правда, тоже не хочет. Когда-то у нее было очень сильное желание съездить в лес, посмотреть, как и что там происходит, я ее с собой взяла. После она сказала, что это не ее.

Семилетний сын всегда спрашивает: «Мамочка, это кто-то опять потерялся?». «Да», — отвечаю. — «Ну, удачи тебе!»

Понимаете, мои дети — дома, я это знаю. А вот тот ребенок — неизвестно где. И для меня это стало важней посиделок с друзьями. Я лучше пойду спасать бабушку, которая заблудилась в мокром и холодном лесу, чем сидеть в теплом кафе и петь под караоке. Из-за этого растеряла многих своих друзей и испортила отношения с братом.

Они зовут меня куда-то в выходные, а это дни, когда самое большое количество заявок на поиски. Я не могу, они обижаются. Но мое мировоззрение очень сильно изменилось. Сейчас друзьями стали люди, которые находятся со мной в отряде. Остальных можно сосчитать по пальцам. Честно, не могу сказать, что жалею.

О добровольцах

К нам приходят очень разные люди. С разными профессиями, нравами, взглядами на жизнь. Но их объединяют желание помочь, неравнодушие, сопереживание.

В этом году у нас появилось отдельное направление работы с добровольцами-новичками: мы рассказываем об отряде, как себя вести на поисках, что можно, что нельзя. Но основное требование — психическая адекватность и возраст 18 лет. Всему остальному можно научиться. Мы нередко подключаем к поискам местных жителей, а они ведь никаких курсов не проходили.

Есть и более специализированные уроки, например, по оказанию первой помощи. Но это для тех, кто хочет приносить больше пользы или стать старшим. Каждый выбирает для себя.

В отряде есть четкая субординация: координатор — тот, кто принимет решение, которое не обсуждают. Он ставит задачу, ты должен пойти и выполнить ее. Если не согласен, либо уезжаешь с поиска, либо просишь другую задачу. Спорить со старшим не принято. Координаторы — это люди, у которых большая практика за спиной, большое количество поисков, которые умеют аналитически мыслить.

"Лиза Алерт" за работой
Фото В. Фролов (lizaalert.org)

О «бегунках»

Так мы называем детей, которые уходят из дома. Вообще я «бегунков» обычно не беру: их политика отношения к родителям противоречит моим взглядам. Но было несколько интересных случаев, когда нам попадались абсолютно замечательные родители с замечательными детьми-фантазерами. Последние пошли покорять Северный полюс. Тут все закончилось хорошо — при грамотном опросе родителей выяснили, что из дома пропала палатка. В ней их и нашли, этих путешественников, целых и невредимых.

То есть дети убегают не только из неблагополучных семей. Нередки случаи, когда им родители что-то запретили, а они решили по-своему.

С детьми надо разговаривать. Чем больше ты с ними разговариваешь, тем лучше их знаешь и понимаешь. Однажды спросила дочь: «Даш, а если я тебе что-то запрещу, ты убежишь из дома?» На что она ответила: «Куда? На улицу? Да там холодно! Что я там буду делать? Да ну на фиг! Лучше уйду в свою комнату и буду там сидеть».

 

О безопасности

У нас два раза в месяц проходят лекции безопасности школы «Лиза Алерт» в разных точках Москвы. Об этом информация всегда есть на нашем сайте и в соцсетях. Мероприятие больше для детей (от 5 до 12 лет): что делать, если они заблудились, потерялись, как им себя вести. И параллельно я отвечаю на вопросы родителей.

  • Всегда пытайтесь понять, что у ребенка в голове. Чем больше поставите рамок, тем сильнее будет сопротивление. С детьми надо разговаривать очень много. Я своей дочери всегда говорю: «Это твоя жизнь. Я своей живу и ей довольна. У меня есть замечательная работа, замечательное дело, замечательная семья. Я окончила институт, и меня все в моей жизни устраивает. Если ты собираешься запороть свою неадекватным поступком, это твое дело, твоя жизнь, тебе ее жить». На нее это действует. Но дети разные. Все идет из семьи.
  • Родителям следует научить ребенка сообщать, где находится и с кем. Но дети должны знать, что это не контроль, а забота о его безопасности. Вам важно, что ребенок на связи и с ним все хорошо. Начните с себя: позвоните домой, скажите, что вышли из офиса.
  • У родителя должны быть контакты друзей, педагогов, тренеров, воспитателей, молодых людей и девушек, когда такие появляются. Опять же для этого нужно выстраивать доверительные отношения. Узнавайте о желаниях, стремлениях, целях своих детей, чтобы не получалось тотального непонимания, когда ребенок начинает действовать сам по себе.

Сайт поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» lizaalert.org

Телефон горячей линии из любого региона: 8-800-700-54-52

Если хотите регулярно получать наши статьи — присоединяйтесь к сообществам в социальных сетях ВКонтакте и Facebook

я журналист, переводчик, сертифицированный инструктор йоги. Но, пожалуй, в большей степени — мама двух горячо любимых детей. Проект «Неидеальные родители» — это моя попытка найти ответы на свои материнские вопросы. В силу профессий, имею возможность общаться со специалистами, мастерами своего дела. Результаты нашего сотрудничества — на страницах этого сайта. Надеюсь, мы отвечаем и на Ваши вопросы…

Поделиться с друзьями:
Метки: , , , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *